Eleanor Rigby1983
- Ну, эм…- Сэм поскреб затылок, - трудно не обратить внимания.
- Вулканическая дама. Она начинала свою модельную карьеру в 68-м году, но по-прежнему считает себя двадцатилетней. У Скинни есть, безусловно, легкая сумасшедшинка, но она не совсем уж чудище из кунсткамеры, как вы, наверное, подумали, - честно признаться, Сэм именно в эту категорию ее и определил. - По меньшей мере, она любопытна тем, что стала свидетельницей целой кучи эпох и, видимо, не слишком изменилась. Она живет в борьбе со временем за право оставаться женщиной… знаете, в некоем высшем, жреческом смысле. М-мда… - девушка задумчиво вздохнула.
- У нее сегодня был агрессивный образ, - заметил Сэм.
- Робеете?
Сэм тряхнул головой.
- Даже не знаю… вроде, не должен. Ваша идея?
- «Идеи наши – бензин ваш», - говорит мой «толстопузый наркобарон»… или как там этот негодяй его назвал?… Не знаю, Сэм, заинтересуют ли вас мои теоретические выкладки на тему данного образа? Ведь вы еще только ко второй пинте приступили…
- Почему же? – запротестовал младший. - Меня и на трезвую голову интересует все таинственное и необъяснимое. К тому же, я никогда не сталкивался…
- Вы удивитесь, но я тоже, - ухмыльнулась девица. – На меня впервые свалилась СМ-сессия. В свое время искусство контркультуры привлекало мой довольно пристальный интерес, но готовить промоушен для фетиш-бизнеса – это из ряда вон. Сложность заключается в том, что я в данном случае делаю рекламу, а не андерграундный арт-проект. Реклама, по идее, должна быть симпатичной и деперсонализированной. Но в нашем случае приходится продвигать продукт антиобщественный, крайне индивидуалистический, не сказать, отщепенческий, подразумевающий определенного сорта внутренний надлом и, ясен перец, заквашенный на эротизме. Причем несколько перверсивном…
- Баланс надо выдержать?
- Схватываете на лету, Сэм.
- Не любите компромиссов? Вам проще создавать что-то нейтральное или, наоборот, совершенно девиантное?
- Слово-то какое выбрали, Сэм! – хохотнула девочка-фотограф.
- За вами стараюсь угнаться!
- Вы знаете, проще весной у речки Кэм нарциссы щелкать, нежели взрывать общественные устои так, чтобы всем понравилось, и еще вторую порцию попросили.
Сэма вдруг опять что-то укололо, будто заворошилось какое-то смутное, далекое воспоминание. Он глянул пристально на девушку и поинтересовался:
- А почему именно у речки Кэм?
- Потому что их там полно, - пожала она плечами, чуть-чуть удивившись. – Целые поляны: крокусы, нарциссы, мускари… синенькие такие, знаете? Около пантинговой станции что-то невероятное…
- Часто в Кембридже бываете? – у охотника даже под ложечкой засосало от одного названия.
- Да, как бы…
…I keep a stiff upper lip… And I shoot!.. And I shoot!.. And I shoot… shoot from the heap!..
Сэм вздрогнул и даже не сразу понял, что звонит его собственный телефон – Дин опять без его санкции поставил песню AC/DC на звонок. Младший извинился, отыскал мобильный во внутреннем кармане куртки и сказал «Да?».
- Кхм … Сэмми, - зазвучал в трубке голос Дина, сразу настороживший младшего каким-то едва уловимым тревожным обертоном. – Мы тут с Агнессой хотим завалиться… кофейку попить, - говорил брат, делая паузы. – Поезжай домой без меня… ты понял, надеюсь? Давай, чтобы без проколов.
И отключился.
«Черт! Нашел-таки!» - Сэм, видимо, так побледнел, что это не ускользнуло от внимания девушки.
- Плохие новости? – спросил она.
Похоже, настало время прощаться. Радуга начала стремительно меркнуть. Не вовремя все как-то случилось… Не мог Дин полчаса подождать?
- Да… мой приятель… у него неприятности. Мне, видимо, придется гнать во весь опор, чтобы его вытащить, - начал оправдываться Сэм. Черт… еще что-то нужно было прибавить. – Послушайте, а где можно посмотреть ваши фото?
- Ах, да, без проблем, - девушка достала коротенький карандаш «Икеа» и на спешно протянутом ей клочке бумаги написала «www.K.S.Nashphoto.com». Сэм мельком глянул на него и сунул в карман.
- Обязательно отпишусь! – пообещал он, уже вскакивая с табурета. - Было очень приятно познакомиться… Каттис, - Сэм почему-то споткнулся на имени - оно было уж слишком странное.
- В июле приходите в Лондонскую школу искусств, у меня на выставке зарезервированы свои девять квадратных футов славы.
- Очень постараюсь! Приятного вечера! – выкрикнув эти слова уже на ходу, Сэм во весь опор ринулся к выходу из клуба. Выбежав на парковку, он рванул к машине. В багажнике «Фольксвагена» у него лежали миниатюрные арбалеты, короткие стрелы и склянка с кровью.
***
Сэм и Дин загоняли вампиршу с двух сторон. Первые два выстрела стрелами, отравленными мертвецкой кровью, оказались неудачны.
Дин, как было заранее условлено, сказал девице, что места на парковке не нашлось, и отправился вместе с ней на соседнюю темноватую улицу, где якобы стояла его машина. Сэм ждал их в нише под железнодорожным мостом. И девица – черт бы ее побрал! – почувствовала Сэма. Едва поравнявшись с местом засады, Дин заметил, как затрепетали вдруг островатые ноздри вампирши, и бледное напудренное лицо ее сделалось словно бы мраморным. Долю секунды спустя, едва ощутив, как начинают напрягаться мускулы девицы, Дин резко отдернул руку от ее руки и бросился вперед, заманивая тварь за собой. Но та, видимо, разгадав его маневр, рванулась в противоположную сторону. Сэм выскочил из укрытия, спустил курок арбалета, но первая стрела лишь задела девице бок. Взревев жутким звериным голосом от боли, вампирша споткнулась и упала, выдергивая стрелу из тела. Ей потребовалась лишь пара мгновений, чтобы оправиться и снова вскочить на ноги. Отшвырнув стрелу, она понеслась дальше к перекрестку. Сэм перезарядил арбалет и опять выстрелил, однако, на этот раз вовсе промазал.
- Вот, з-зараза! – прорычал старший Винчестер. Сэм кинул ему второй арбалет и что-то вроде небольшого кожаного колчана с двенадцатью стрелами. Они были опущены наконечниками в налитую на дно мерзейшую вязкую гущу. – Давай за ней, а я наперерез через квартал.
Девица летела по улице, уходившей немного вниз к большим многоэтажным зданиям. Это была невысокого роста соломенная блондинка с голубыми глазами, в глубине которых метался характерный красноватый огонек. Похожа на немочку. Лицо у нее было довольно красивое, но странное: словно бы розовощекую круглолицую деревенскую бабенку напудрили до болезненной бледности, алые губы спрятали за белесой помадой, черным подвели глаза. На ходу она несколько раз оборачивалась и отрывисто рыкала издалека на Сэма, держась рукой за свой окровавленный бок. Младший Винчестер видел, что она испугана – видимо, трупные яды все-таки действовали, и вампирше становилось все хуже. Зазвонил сотовый, и, когда Сэм через секунду нажал на кнопку, он услышал краткое: «На Тэнкертон Стрит».
Сэм приблизился к девице на минимальное расстояние и обогнал ее, вынуждая свернуть направо в узкий пустынный переулок, где с одной стороны тянулись опущенные жалюзи каких-то офисов, а с другой – решетка, окружавшая двор жилого дома. Сэм заметил брата, крадущегося среди подстриженных круглых кустов. Дин показал ему знаком «прямо и направо». Чуть впереди направо был тупик. Два четырехэтажных домика из красного кирпича заглядывали в окна друг другу, тополь у подъезда, в конце глухая стена, еще одно дерево и тесный проход, из которого, видимо, в ближайшие секунды рассчитывал появиться Дин.
Сэм поднял арбалет, прицелился и выстрелил, точно попав вампирше под левую лопатку. Та взвизгнула, повалилась на колени. Младший Винчестер осторожно, не торопясь, пошел к ней.
Вдруг что-то заставило Сэма вздрогнуть и оглянулся. За спиной по улице пронесся какой-то одинокий автомобиль.
«Дьявол, надо быстрее кончать с этим, а то копов кто-нибудь вызовет…» - подумал младший Винчестер, доставая новую стрелу.
За углом внезапно послышался скрип шин по асфальту, что Сэма насторожило еще больше. Он опять обернулся. Рев мощного мотора разнесся по улице, и буквально через две или три секунды слева вылетело нечто черное, полированное и огромное, как носорог. Сквозь ослепляющий свет нарочно включенных противотуманок и огней дальнего света младший Винчестер различил очертания тонированного внедорожника. Джип, похожий на гигантского сверкающего жука, яростным рывком развернулся, встал мордой к Сэму, после чего тот, кто сидел за рулем, не давая охотнику времени опомниться, притопил педаль с бесспорным намерением Сэма сбить.
- Твою налево! – вырвалось у Винчестера.
Он бросился в сторону. Водитель среагировал мгновенно, резко выкрутил руль, почти наехав на охотника, врезал по тормозам и с отменной ловкостью зажал Сэма между деревом, ограждением у дома и боком автомобиля. Водительская дверь распахнулась, кто-то вылетел из машины и заорал хорошо поставленным голосом:
- На колени вставай, ублюдок! Руки за голову, иначе я убью тебя нахрен!
«Черт! Он!» - Сэм едва не осел на решетку.
Блондин из клуба стоял прямо напротив младшего Винчестера и целился в него из довольно крупного калибра через капот автомобиля. Лицо совершенно неузнаваемое: ледяное, жесткое, то самое лицо, которое Сэм сразу разглядел под маской весельчака.
- Так, спокойно, - начал Сэм. – Это недоразумение…
- Хочешь, я тебе это недоразумение отстрелю? Больно, но зато быстро, - рыкнул тот.
- Послушай, я понимаю, как это выглядит… - Сэм бросил короткий взгляд на вампиршу, неподвижно лежавшую в нескольких метрах от них. – Но…
- Заткни пасть! – грубо оборвал его парень. – У меня есть разрешение на эту пушку и я не боюсь неприятностей с полицией, поэтому колебаться я не бу… - не договорив последнего слова, блондин вдруг дернулся и свалился, как подкошенный. Через секунду снизу из-за колеса раздался крик, словно он взвыл, не разжимая зубов.
Сэм быстро выхватил пистолет, протиснулся назад и осторожно выглянул из-за багажника. Парень, держась одной рукой за плечо, из которого торчала арбалетная стрела, поднялся с асфальта и хотел нырнуть в машину.
- Стоя-ять! - Дин, который выпустил стрелу в парня, появился словно из ниоткуда и теперь осторожно приближался, наставляя на блондина свой «М1911».
- Пушку брось, - тихо, но отчетливо приказал парню Сэм.
Блондин замер, как бы загораживая собой водительское место. Пистолет держал в руке дулом вверх и не выпускал. Потом он очень медленно отступил чуть назад и вдруг захлопнул дверцу, оря в окно почти сумасшедшим воплем:
- Кэт! Вали отсюда!
- Так! Так! Спокойно, тигр! Кончай голосить! – рявкнул Дин, налетая на парня. – Говорят тебе, придурок: недоразумение! - он придавил блондина к земле и вырвал оружие.
Сэм в это время дернул ручку передней двери, прежде чем тот, кто оставался внутри, успел запереться, и просунулся в кабину. Что-то черное и шуршащее метнулось от него в противоположный угол салона, тяжело дыша. Сэм разглядел бледное личико и огромные, горящие лихорадочным испугом глаза. Девчонка попыталась открыть другую дверь, но та стукнулась о решетку снаружи.
- Каттис, успокойтесь, все в порядке… - Сэм постарался говорить как можно мягче. – Точнее, не совсем в порядке, но вас это никак не затронет. Я… мы совсем не то, чем можем показаться. Я потом все объясню, просто не паникуйте.
Та молчала и продолжала смотреть на младшего Винчестера из темноты, напоминая затравленного зверька в норке.
- Мать вашу, а где эта?! – вскричал вдруг Дин.
Сэм поспешил вынырнуть из машины. Место, где только что лежало бездыханное тело вампирши, было пусто.
- Черт! – сплюнул Дин сквозь зубы. – Принесло вас, Чип и Дэйл долбаные…
- Ни хера себе… - хрипло бесцветным голосом вдруг проговорил раненый парень.
Дин и Сэм медленно повернули головы в направлении, куда указывал его обезумевший взгляд. Белая, словно светящаяся в ночной тьме медуза, блузка с кровавыми пятнами на спине и под правой грудью мелькнула на уровне второго этажа. Девица вцепилась в решетку балкона этажом выше, потом прыгнула, как кошка, захватила край карниза, подтянулась, упершись ногами в стену, и перевалилась на крышу, за конек. И исчезла. Можно было еще услышать, как гремит под ее ногами железная кровля, но через пару секунд все стихло.
- Придавите меня сверху…– процедил блондин.
- Очень смешно, - рявкнул Дин. – Ты кто такой, мать твою? – особо не церемонясь, он достал бумажник у парня из внутреннего кармана пиджака. – Не рыпайся, мне твои кредитки нафиг не нужны. Так…
Неожиданно Дин замолк. С четверть минуты он перечитывал водительское удостоверение, потом прорычал «Очешуеть можно!» и сунул документы Сэму. Младший поджал губы и озадаченно поскреб затылок. Блондин, бледный как полотно, чуть приподнялся и оперся левым плечом о порог водительской двери. Он мрачно и напряженно глядел снизу на охотников, сжимая рукой кровоточащее плечо.
- Чего делать будем? – поинтересовался Дин у младшего.
Сэм несколько секунд подумал, глянул, прищуриваясь, на парня, сидевшего на асфальте, после чего опять влез наполовину в салон джипа.
- Каттис, вам знакомо имя Эрика Стентсона?
У той лицо застыло, словно белая фарфоровая маска. Сэм понял, что имя девушке прекрасно знакомо, но она боится признаться в этом.
- Это его брат, верно? – настойчиво продолжал Сэм. Та медленно кивнула. – Значит так, ты, - Сэм обернулся к парню, - на заднее сиденье, а вы, мисс – за руль. Придется господина Сорренто вести в госпиталь, а то, как бы у него еще заражения крови не приключилось…
- Не приключится, - хмуро возразил Дин. – Я на этого придурка серебряную потратил, чтобы минимизировать последствия. Сэм, а ты не хочешь вообще со мной посоветоваться?
- Все нормально, - многозначительно рыкнул Сэм на Дина. – Мэм, а Эрик сейчас в городе?
- Да, - процедила фотограф.
- Какая здесь ближайшая больница?
- На Портланд Стрит, - послышалось снизу.
- Я не с тобой разговариваю, - отрезал Сэм подчеркнуто резко для профилактики.
- Но он правду говорит, - тихо сказала девушка.
- Прекрасно! Все сейчас делаемся умницами, садимся по местам и едем к доктору, - улыбнулся как-то почти хищно младший Винчестер, отчего даже Дину на мгновение стало не по себе. Видывал он такую улыбку и, надо заметить, не в самые лучшие моменты своей жизни.
Брайану Сорренто – а именно так, согласно документам, звали блондина - помогли подняться с земли и усадили на заднее сиденье. Дин схватил аптечку, вынул бинт, разорвал рубашку у парня на плече, прежде, чем тот успел опомниться, и выдернул стрелу. Парень тут же взвизгнул и заметался на сидении, пытаясь отбиться от Дина. Винчестер рявкнул на него страшным голосом и показал окровавленный заостренный штырь.
- Она без наконечника! – проорал Дин. – Чтобы тебя, идиота, меньше травмировать! А теперь заткнись, я перевяжу…
Перевязка прошла так же быстро и зло, но уже без крика. Отпущенный через пару минут на волю, Брайан отодвинулся в угол, подальше от Дина, и прислонился виском к окну. Сэм быстро занял пассажирское место, запер двери, после чего девушку отправил за руль. Она включила зажигание, нервно подала назад – раздался глухой скрежет чугунной ограды по боку «Кадиллака». Каттис спешно нажала на тормоз, мотор заглох.
- Что ж ты творишь-то?.. - зашипел Сорренто из угла на Каттис, закрывавшую лицо дрожащими руками.
Сэм обернулся через сиденье:
- Слушай, заткнись, а? Не мешай ей, - цыкнул он на Брайана и прибавил мстительно: - Сам так припарковался. Все в порядке, выезжайте потихоньку.
Девушка снова завела мотор, кое-как отчалили. Немного покружив по району, они выехали на центральную магистраль, и здесь Сэм снова обратился к Каттис:
- Во-первых, простите, но как вас все-таки можно называть?
- Кэтрин, - холодно ответила та.
- Хорошо. Сэм, Дин, - младший указал на брата. Дин чуть приулыбнулся. - Можете теперь набрать Эрику. Телефон его есть?
- Да есть, есть! – нервозно ответила Каттис. – Эрик вам зачем понадобился?
- Сейчас позвоните ему и скажете, чтобы он срочно подъезжал в «Портланд». Скажете, что господину Сорренто сделалось плохо. И если господин Сорренто, - Сэм тут опять обернулся назад, - не хочет неприятностей брату, он будет на все расспросы со стороны медперсонала отвечать, что произошел несчастный случай по неосторожности. А потом мы объяснимся с доктором Стентсоном, и если доктор Стентсон вообще найдет это возможным, он расскажет вам ровно столько, сколько захочет рассказать, - чеканил Сэм. – И скажите, чтобы звонил, как только подъедет. Не вздумайте сейчас чего-нибудь лишнего ляпнуть. Я вам обещаю, что ничего плохого не произойдет, если мы тихо и мирно исправим эту неприятную ситуацию. Давайте, постарайтесь, чтобы все звучало коротко, ясно и спокойно.
Девушка достала телефон, косо поглядывая на пристально наблюдавшего за ней охотника, набрала номер по памяти, что от Сэмова внимания не ускользнуло. Сначала не отвечали, а потом Сэм услышал частично искаженный динамиком знакомый хрипловатый голос:
- Да, зайчик? Что случилось?
«Ой, че-ерт…» - Сэм невольно опустил глаза и подумал, как бы ему сейчас не зардеться. Вот удружил братец! Впрочем, в этом совпадении прослеживалась какая-то необъяснимая закономерность.
- Эрик, ты спишь? – спросила девушка.
- Пытаюсь…
- Как голова? – голос слушался ее все хуже и заметно дрогнул.
- По-прежнему свинцовая…- проговорил Стентсон, видимо, настораживаясь. - Послушай, ты мне не нравишься, что произошло?
- Прости, пожалуйста… Эрик, я сейчас еду в больницу на Портланд Стрит, потому что… - она судорожно вздохнула, - …потому что Брайану сделалось нехорошо. Ты не мог бы срочно приехать?
- Без вопросов, - отвечал Эрик. – А что с ним?
- Не знаю… ему просто плохо…
- Через двадцать минут буду. Не переживай только, ладно? – последовала еще одна пауза, после которой Эрик с некоторым усилием спросил: - Он… э-эм… он в-ведет себя адекватно?
- Да-да… ему просто плохо…- повторила Кэт, глядя в глаза по-суфлерски кивающему Винчестеру. - Позвони, как приедешь, - тут голос Кэт едва не сорвался, и Сэм поспешил отобрать у нее телефон.
- Спасибо, вы замечательно справились, - улыбнулся он, нажав на кнопку сброса. Сэму крайне несимпатична была роль гангстера, однако ситуация требовала непременно продержать обоих в напряжении, по меньшей мере, до объяснения со Стентсоном.
«Та еще задача!» - Сэм посмотрел в зеркало заднего вида и встретился взглядом со страшим братом доктора Эрика Дж. Стентсона. Гладкое, ровное и представительное лицо господина Сорренто мелово побледнело и покрылось болезненной испариной, однако физическое страдание отражалось на нем в гораздо меньшей степени, нежели глухое бешенство. Если бы не наскоро перевязанная кровоточащая рана в плече, Брайан, кажется, задушил бы своих похитителей голыми руками. Ну, или, по меньшей мере, совершил бы попытку.
Кэт больше не вымолвила ни слова. Будто бы в тумане она пролетела по Бейкер стрит. Несколько минут спустя показалась стена Риджентс парка, а еще минут через пять впереди справа засеребрилось ярко освещенное многоэтажное здание госпиталя Портланд. Подъехали. Кэтрин хотела припарковать машину прямо у главного подъезда, но Сэм и Дин, видя, что Эрик не звонит, заставили ее развернуться и остановить машину на противоположной стороне улицы. Кэт сделала, что ей было велено, заняла парковочное место и заглушила мотор. После этого в салоне повисла наэлектризованная тишина, и все четверо оцепенели, всматриваясь в автомобили, проезжавшие по улице.
Наконец, Брайан не выдержал:
- И че? – довольно грубо буркнул он, морщась и закрывая глаза.
- Ниче, - отозвался Дин ему в тон. – Мы просто ждем, а ты, коли начал играть в супермена, сидишь и терпишь молча.
Ждать и молча терпеть пришлось еще около десяти минут. Вскоре из-за угла вынесся на полной скорости черный Форд, и Дин с Сэмом безо всяких разъяснений поняли, что это Стентсон.
- Мигни ему, - распорядился старший Винчестер.
Кэт несколько раз включила и выключила фары. Форд ее заметил, тоже посигналил, но, как показалось Винчестерам, немного неуверенно или, может быть, удивленно. Машина резко тормознула, и водитель вышел, хлопнув дверцей.
Эрик Стентсон. Дьяволова пантера в человеческом обличье. У обоих Винчестеров появилось какое-то томительное и щемящее чувство, когда они издалека увидели его. Сэму почему-то представилось, что подобную эмоцию может испытывать тот, кто, заблудившись на необитаемой планете, вдруг обнаружит, что на планете он не один, но со своим старым неприятелем, и обоим суждено либо вместе выжить, либо вместе сгинуть на ее пустынных просторах. Он не знает, чего ждать от встречи, может быть, страшится ее, но в душе не теряет надежды, что чрезвычайные обстоятельства откроют вдруг положительную сторону противника. Сэм и Дин, пожалуй, слегка занервничали.
У Эрика был утомленный и, против обыкновения, довольно помятый вид. Ровно такой вид, какой должен быть у человека, страдающего правосторонней мигренью, если его выдернуть посреди ночи из постели и командировать на разруливание черт знает каких идиотских проблем. Ощущалось что-то безобидное и, осмелимся сказать, домашнее в его взъерошенной прическе и костюме, надетом второпях, однако это впечатление едва ли скрадывало безукоризненную и совершенно инородную грацию, с которой утомленный и помятый доктор Стентсон устремился в сторону «Кадиллака». Он перенесся через улицу легким, стремительным шагом, поправляя на ходу винтажные очки в стиле Бадди Холли и приглаживая волосы. Живая маска Эрикова лица тускло блеснула, отразив на гладких скулах зелено-бирюзовый свет больничных окон. Стентсон уже подходил к водительской двери, и по тому, как Эрик нахмурился, Винчестеры поняли, что он заметил в салоне посторонних.
«Ну, ладно…» - подумал Сэм и разрешил, наконец, Кэтрин открыть дверь. Та поспешила вырваться прочь из машины.
- Господа, а… позвольте полюбопытствовать, по какому поводу вы здесь ш-шифруетесь? – громко спросил Стентсон, подхватывая Кэт за талию, поскольку та едва не свалилась со ступеньки.
- Рик! – слабо пискнула Кэтрин.
- Эрик, привет, - Сэм тоже открыл дверь и вышел из «Кадиллака», Дин последовал за ним.
Стентсон заметно вздрогнул и медленно поднял глаза, посмотрел на Сэма. Младший Винчестер встал за капотом и постарался ему улыбнуться, но хорошей, доброжелательной улыбки у него не получилось. Дин тем временем обошел машину сзади и остановился в двух шагах от Эрика, кивнул приветственно. Эрик напряженным движением отодвинул девушку к себе за спину.
- Послушай, произошла небольшая неприятность, но мы все объясним, - продолжал младший.
- Только попробуйте не объяснить!.. - свирепо и глухо прорычал Эрик, причем лицо его слегка дернулось, и у носа на мгновение обозначились агрессивные складки. – Я уже предчувствую, что у вас тут за неприятность произошла! – по-кошачьи фыркнув и обнажив зубы, прибавил он. – Откуда вы телепортируетесь каждый раз, вашу мать!
«Манеры достойные не иначе, как Букингемского Дворца…» - подумал Сэм, но не стал ничего говорить, чтобы не раздражать Эрика еще больше.
Цедя что-то сквозь зубы, Стентсон подошел и решительно дернул заднюю дверь «Кадиллака».
- О, господи! - услышали Винчестеры.
- Зови меня просто Хозяин, - с хриплым принужденным смешком отозвался Брайан.
- Это что, дьявол вас возьми, за х-хрень?! – вскричал Эрик, прянув назад. Он закрыл нос и рот ладонью, словно ему сделалось дурно, и как-то странно закашлялся.
- Мы, конечно, можем прямо сейчас начать объяснение, - ответил Дин, - но, я бы предпочел сначала господина Сорренто препроводить вон в то заведение через дорогу.
Эрик, не отвечая, удалился на некоторое расстояние от машины и встал ко всем спиной. Кэт, опасливо поглядывая на Винчестеров, подошла к Эрику, что-то шепнула. Эрик, не переставая прижимать ладонь к лицу, как-то виновато покивал в ответ и погладил ее по плечам. Между тем Брайан, по всему, был нимало не удивлен бегством Стентсона и лишь длинно вздохнул, откинув голову назад на спинку сидения. Сэм и Дин со значением переглянулись, чутко отслеживая каждый новый нюанс в развитии ситуации.
Прошло около минуты, когда Эрик, наконец, обернулся через плечо и спросил:
- Это как вообще произошло?
- Если кратко, - откликнулся слабым, но язвительным голосом Брайан, - твои приятели шмальнули из арбалета в белобрысую бабенку, которая потом поднялась на ноги и взлезла по стене на крышу четырехэтажного жилого здания. Теперь они меня шантажируют тобой, чтобы я сейчас не поднял шума вон в «том заведении через дорогу». Йорис, я не знаю, как себя вести, поэтому всецело полагаюсь на твое руководство. Если ты распорядишься кричать «Караул!», я закричу…
- Это лишнее… - процедил Эрик.
- Йорис, позволь тогда сообщить, что мне реально хреново. Приходи уже в себя, и давай что-то делать… И вообще, к слову… что бы ты был в курсе… я О-ЧЕНЬ РАС-СТРОЕН! – рявкнул вдруг Брайан Сорренто настолько громко и резко, насколько позволяло ему его самочувствие.
Эрик снова развернулся в сторону брата и смерил его долгим, холодным взглядом. Потом заметил:
- Мне в дальнейшем будет интересно услышать, почему шмальнули в бабенку, а подстрелили тебя… Если, конечно, ты и белобрысая бабенка не одно и то же лицо.
- Ладно, проехали… - поморщился Брайан. – Ты только не возбуждайся, ради святой Мадонны Исцелительницы…
- Я уже возбудился - дальше некуда!
- Обожаю его… - иронически хмыкнул Дин, складывая руки на груди, и подмигнул Сэму.
Шпильки шпильками, а то, что Эрик в одно мгновение взвинтился до самой, что ни на есть, зверской степени, было самоочевидно. Злость и тревога Стентсона казались бы вполне объяснимыми, если б не подмешивался к ним нервический ледяной блеск в глазах, и не проносилась тень какого-то с трудом усмиряемого порыва в глубине его ненормально суженных зрачков. Вышеозначенная странность не укрылась от внимания Винчестеров. Скажем более: от Эрика также не укрылся тот факт, что Винчестеры его на чем-то засекли. Он раздраженно поджал губы и поиграл желваками на челюстях.
- Идти можешь, или мне подогнать машину ко входу?
- Дойду, - сказал Сорренто. - В конце концов, не в жопу же – прости господи! – поразил меня серебряный перун…
- Может, он еще и отравленный? – поинтересовался Эрик, обращаясь к Винчестерам.
- Нет, - Дин отрицательно покачал головой. – Для твоего брательника я сделал исключение, скажи спасибо.
- Дин, ты, ей богу, меня балуешь! Чем я только заслужил твою доброту? – саркастически и нервозно отвечал Эрик, чуть подумал и прибавил, щуря глаза: - Ты знал, что это мой брат?
- Нет. Я думал, что это урод с пушкой, который угрожает застрелить моего брата, - ответил старший Винчестер. - Так что балую я не тебя лично, а весь человеческий род в целом, и сам, кстати, мучаюсь вопросом, чем же он заслужил мою доброту.
Эрик поднял темные точеные брови и несколько секунд буравил старшего Винчестера взглядом, потом произнес тихо:
- Дин, я очень не люблю слово «урод», будь добр, не разбрасывайся им без надобности в моем присутствии.
Сказав это, доктор Стентсон подошел к Брайану, без сомнения, что-то в себе перебарывая, и помог ему выбраться из машины. Старший кривился, шипел сквозь зубы и, едва встав на асфальт, покачнулся, теряя равновесие. Эрик крепко подхватил его и прислонил к задней двери, как-то судорожно втягивая ноздрями воздух. Брайан был почти того же роста, что Сэм Винчестер, однако значительно крупнее и тяжелее последнего. Эрик доставал сводному брату лишь до плеча и смотрелся на его фоне совершенным юношей. Стентсон и Сорренто внешне были настолько разными, насколько это в принципе возможно. Собственно говоря, не было и никаких оснований им походить друг на друга наружностью. Однако говорили и держали себя оба весьма похоже. Обнаруживалось между ними очень тонкое, трудновыразимое сродство, хотя одинаковые черточки и штришки в повадках того и другого странным образом вызывали вовсе несходное впечатление. Сэм по данному поводу заключил, что это интересный феномен, наблюдение которого могло бы оказаться довольно познавательным, если не прямо поучительным.
- Двинули? – спросил Эрик, когда Брайан чуть пришел в себя.
- Двинули, - буркнул тот и, бросив мельком взгляд на салон своей машины, присовокупил с досадой: - De puta madre****… - на спинке заднего сиденья по кремовой обивке из натуральной кожи расплывалось кровяное пятно. – Представляю, что у меня на бочине…
- Потом полюбуешься! – рыкнул в ответ Эрик. – Пошли!
- Причесали вы мне тачку, фру Стентсон… Я скажу, чтобы счет из салона сразу отправили на твой адрес, Йорис, если не возражаешь… - трунил ли Брайан или говорил серьезно, определить было невозможно. Вероятно, он нес всю эту обидную чепуху лишь для того, чтобы отвлечься и не упасть в обморок.
Эрик замечание про машину выразительно проигнорировал. Можно утверждать, что Стентсона в данный момент лишь в самой незначительной степени волновал поцарапанный бампер Брайанова внедорожника. Эрик был бледен, как студент-медик на первом вскрытии. И он дрожал. Это почувствовал Брайан, когда Эрик взял его под руку, это видела Кэтрин, следовавшая за Стентсоном, словно тень с того момента, как Сэм выпустил ее на волю. Равным образом Эриково состояние было замечено и охотниками.
Сэм запер машину и впятером они отправились к госпиталю. Стентсон, Сорренто и Кэтрин впереди, Дин и Сэм - следом. В больнице события закрутились довольно быстро, так что Винчестерам оставалось только следить, чтобы кто-нибудь их не подставил. Брайан, кстати сказать, почти около самой регистратуры еще раз и умышленно громко уточнил, не следует ли сообщить, как было дело. Эрик отрезал: «Нет!». Труд улаживать формальности и объясняться с врачами он также взял на себя. Винчестеры слышали спустя некоторое время, что он плетет заведующему отделением и хирургу про небольшую коллекцию оружия у брата дома и про неосторожность при обращении с арбалетом, из-за которой получилась вся эта «чрезвычайно неприятная ерунда». Эрика внимательно слушали и, не скрывая удивления, разглядывали черную полумаску на его лице, отблескивающую смолой и перламутром. Эта маска, позвольте заметить, показалась обоим врачам каким-то почти наваждением: совершенно живая, с острыми, тонкими шрамами, передававшая каждое сокращение мимических мускулов, слитая с лицом странного посетителя – бывшая ничем иным, как лицом его. И все же, ни зав отделением, ни хирург глазам своим не поверили, а поверили опыту и здравому смыслу, которые подсказали, что это, должно быть, конструкция из тончайшего полимерного волокна, скрывающая какие-то серьезные травмы (доктор Ричардс, кажется, уже читал о таких хитроумных разработках в журнале «Кемистри»).
- Доктор Стентсон, а ваш брат употребляет наркотики?
Лицо Стентсона в мгновение сделалось жестким и непроницаемым, спала Эрикова бархатная светская улыбка.
- Что вы имеете ввиду? – он вскинул бровь и холодно смерил врачей взглядом.
- Легкие, вроде травки, - пояснил хирург и опустил глаза. – Он, по всей видимости, находится под воздействием…
- Вы это на глаз определили? – с оттенком вызова поинтересовался Эрик.
- Мы возьмем кровь на анализ, и все станет ясно, - ответил заведующий отделением. - Поскольку рана нанесена стрелковым оружием, мы также обязаны сообщить в полицию. Если мистер Сорренто не имеет ни к кому претензий, это, в целом, формальность, хотя, скорее всего, он должен будет предъявить полиции арбалет, о котором вы говорите, и, наверное, документы о приобретении…
- У вас есть право проводить медэкспертизу? – сухо спросил Эрик.
- Да.
- Раз так, не смею вам мешать, - Эрик пожал плечами. – А о том, что господин Сорренто употребляет, слышу впервые. Надеюсь, что вы ошибаетесь.
Дав, какие смог, разъяснения медперсоналу и подписав у администратора документы, Эрик молча прошел мимо Сэма и Дина, вскользь бросая на них горящий едва ли не бешенством взгляд. Взвинченность его нисколько не утихала. Стентсон пересек обширный холл госпиталя и сел на диван рядом с Кэтрин, обнял ее, поцеловал в висок, тщетно стараясь скрыть свое взбудораженное состояние. Несколько минут они очень тихо разговаривали друг с другом, причем Кэт стянула с руки митенку и дотронулась до его лба. Эрик поторопился перехватить ее тонкую ладонь. Кэт о чем-то шепотом спрашивала, вглядывалась в его лицо, и иногда украдкой переводила глаза на охотников. Потом Эрик оставил на губах Кэтрин еще один краткий поцелуй, поднялся и пошел к Винчестерам.
- Ну, что? – нервозно спросил Стентсон, снимая очки и складывая их в карман пиджака. Эрик адресовал Сэму и Дину принужденную кривую улыбку, чуть открывшую зубы. – Кто дерзок, неустрашим и рискнет пойти со мной покурить? – взгляд при этом Стентсон остановил на Дине.
- Мы можем и вместе пойти, - предложил Сэм.
- Чтобы коленки не подкашивались? – чудовище по-кошачьи слегка сощурилось и опустило ресницы, его ярко-серые глаза как будто загорелись на фоне угольной полумаски.
- Кончай, Стентсон, - отмахнулся Дин, вставая. – Не так уж ты страшен, каким тебя малюют. Неплохо, кстати, выглядишь, - и прибавил с тонкой хитрой улыбкой: - Только водолазка наизнанку одета.
Эрик с удивлением отвернул полу пиджака и осмотрел свой костюм.
- Я очень авантажен, хорошо одет и напомажен, - проговорил он с оттенком задумчиво-ироническим. – Прошу прощения.
Старший Винчестер снисходительно хмыкнул:
- Бывает… Сэм, проконтролируй здесь обстановку. А я с доктором пойду, поболтаю.
Сэм нехотя кивнул, но при этом устремил на старшего долгий многозначительный взгляд. Дин подмигнул ему без улыбки и зашагал вслед за Стентсоном в сторону стеклянных дверей.
На улице было не по-летнему прохладно, однако Дин лишь теперь заметил дувший с запада промозглый ветерок. Он поежился и застегнул свою старую ковбойскую рубашку, надетую поверх футболки. Чертова ночь и чертов Брайан Сорренто! Дин не имел ни малейшего намерения встречаться с Эриком раньше того, как они с Сэмом завершат дело. Перед отъездом, можно было бы, пожалуй, огорошить доктора визитом. Наверное, он бы и не отказался посидеть часок в баре. И расстались бы. Может быть, навсегда. Да, именно так - навсегда. А вместо этого получите себе на пятый элемент и Эрика, и брата его, уже давно заочно Дином невзлюбленного, и – кто бы только мог подумать! – ту самую женщину-призрак, героиню Эрикова романа-дневника. И ведь надо же было старшему Винчестеру именно ее зацепить из всей клубной тусовки! Понравилась. Решил, что для Сэма подходящий тип. Хотел немного растормошить брата. Теперь объясняйся с ними!
Впрочем, объясняться Дин планировал только с Эриком. Остальных - к дьяволу! Пускай Стентсон выкручивается, как ему вздумается. И без того Винчестеры были с ним исключительно любезны по старой, что называется, дружбе.
«Дружбе… м-да…» - Дину самому стало смешно.
По совести сказать, Винчестеры пока сами не до конца понимали, в какую игру играют тут, в английской столице. На данном этапе они просто добывали вампира, а их таинственный заказчик регулярно связывался по телефону и аккуратно исполнял свои финансовые обязательства. О клиенте Винчестеры знали только то, что он говорит с едва заметным бирмингемским акцентом, и во время переговоров иногда слышно, что какое-то животное то ли пищит, то ли чирикает в отдалении.
«Чертов животновод…» - мелькнуло у Дина в голове.
Он и Эрик спустились по пандусу, прогулялись вдоль здания больницы, после чего Эрик свернул за угол и ушел дальше в проулок, где раскрывались черной пещерой ворота больничного подземного гаража. Встав у бетонной колонны, он вынул из кармана пачку сигарет.
- По-прежнему воздерживаешься? – спросил Стентсон.
- Подростком баловался, потом прекратил, - ответил Дин.
Чудовище глянуло зачем-то вверх. По темному небу медленно летели облака с рваными, окаймленными луною краями, но в переулке было так темно, что Дин различал одни лишь очертания собеседника.
- А я с пятнадцати лет… - рассеянно сказал Эрик, щелкая зажигалкой. Язычок пламени на несколько секунд осветил его напряженное лицо и заметался в зрачках. Руки Эрика изрядно дрожали.
- Ты… - Дин чуть замялся и жестом указал в пространство, - … женился?
Эрик, занятый, определенно, какой-то другой мыслью, коротко бросил:
- Да.
- Поздравляю, отлично смотритесь.
- У-гу…
- Давно?
- Дин, какого х-хрена? – вдруг с неожиданной грубостью перебил его Эрик.
Винчестер холодно переспросил, непроизвольно сжимая кулаки:
- Что «какого хрена»? Какого хрена твой братец на тачке чуть не сбил Сэма? Или какого хрена он возит с собой «Беретту 92»? Или, может быть, какого хрена я показался тебе на глаза, а не оставил твою жену самостоятельно спасать раненого?
- КА-КО-ГО ХРЕ-НА ТЫ ЗДЕСЬ ДЕ-ЛА-ЕШЬ! – Эрик едва ли не заорал, хриплым, рычащим голосом.
- Я здесь охочусь на нечисть! – рявкнул Дин на Стентсона. – Или, может быть, ты запретишь мне это делать?
- Давай я переформулирую вопрос, - огрызнулся Эрик и сделал затяжку. – Почему ты приехал наводить порядок СЮДА? Неужели ваш с Сэмом творческий тандем зачистил всю нежить Нового Света?
Дин отвечал ему жестко и раздельно:
- Нас пригласили британские коллеги разобраться в одном деле.
- И кто же была та девчонка? Вампирша или ведьма? Или вы пока просто тренируетесь?
- Думай, чего несешь, Стентсон! – руки чесались залепить Эрику по физиономии. Удержало Дина следующее наблюдение: чем сильнее разгоралась в Стентсоне злоба, тем очевиднее становился ее неестественный, привнесенный характер. Эрик, может, и рад был остановиться, но его раздирало, словно пьяного.
- А ты думай, чего творишь, Винчестер! – голос Эрика снова начал срываться на крик. – Вы совсем, что ли, нюх потеряли, коли цепляете гражданских на охоте? Я даже без твоих объяснений могу в общих чертах представить, как все произошло. Брайан бросился вызволять девицу, а ты – по нему! Это нормально, полагаешь? Он не мог знать, ни кто вы такие, ни кто она такая, и это ваша задача – оградить мирное население от вас самих! А пушка у Брайана не заряжена!
- Щас! Не заряжена! – вскричал Дин. – Если твой брательник после косяка с двух шагов и пятнадцати попыток в человека попасть не в состоянии, тогда можно считать что не заряжена! – для Эрика, вне всякого сомнения, новость была неожиданной. - Мирное население, доктор Стентсон, звонит в полицию, а не гарцует, обдолбавшись, на джипе, чтобы выпендриться кое перед кем!
- Что?
- Ничего.
Эрик вдруг застыл, глядя в глаза старшему Винчестеру. Стоял он настолько близко, что хотелось сделать шаг назад.
- Стентсон, ты смотришь на меня, как голодный вампир. Я на все твои вопросы ответил? – не выдержал Дин после нескольких секунд паузы.
- Пока да, - кивнул Эрик и бросил сигарету на тротуар.
В следующую секунду Дин получил моментальный удар тыльной стороной кисти. Охотник даже не предполагал, что можно ударить таким способом. Эрик словно кастетом прошел наискось по лицу старшего Винчестера.
- Ты что, охренел?!! – вскричал Дин, отпрянув от него.
- Охренел, не то слово! – зарычал Эрик. Он шел прямо на пятящегося Дина, готовясь снова на него обрушиться. Дин отступал в темноту. – Это не твое собачье дело, что мой брат курит и перед кем выпендривается! Он поступил, как любой нормальный человек должен поступить! А если бы он жахнул Сэма бампером? Приговорил бы на месте даже без военно-полевого суда?! А если бы Кэт какую-нибудь глупость сделала? Ты бы и ее застрелил? – заорал Стентсон.
С Эриком сотворилось что-то неладное, стоило лишь возникнуть этой довольно дикой фантазии. Он решительно остервенел и, скалясь, бросился на Дина.
«Черт!» - только и успело метнуться у Винчестера в мозгу.
Эрик дрался непривычно, странно, непрестанно обманывал и расставлял ловушки. Он в змеином мерцающем танце мгновенно атаковал и разил короткими, резкими выпадами, не подпуская к себе, играл и снова бил. Дин никак не мог попасть в ритм его движения, чтобы предугадать следующий шаг и отразить нападение.
- Утихни, аспид! – проревел Винчестер. Дин хотел схватить Стентсона за талию и завалить на землю, но тот выворачивался и словно бы жалил каждым своим ударом, обжигал твердыми, как металл, пальцами. – Ты сам не свой! С чего тебя прорвало?!… Язва!… Уймись, или я тебе морду разнесу!…
- Живым не дамся! – отозвался Стентсон с хрипом.
Он врезал на развороте Винчестеру ногой под ребра. Дин почувствовал, что теряет равновесие, рванулся вперед и крепко вцепился в одежду Эрика, потащил его за собой.
- Успокойся, химера бесовская!
Оба скатились по наклонному съезду. Прерывистое дыхание Эрика, с каким-то вибрирующим гортанным порыкиванием, негромким, но мощным, почти заглушило все остальные звуки. И если до сего момента Стентсоновская выходка вызывала у Дина в основном раздраженное удивление, то когда перед самым его лицом во тьме сухо клацнули зубы, и горячий, пряный от дорогого табака, воздух коснулся щеки, Дину стало не по себе. Он со всей силы ударил Стентсона коленом в живот и вслед за тем добавил локтем по лицу.
- Эй!Эй!Эй! Полемисты, блин! Поболтали!
В переулке уже слышались торопливые шаги, и голос Сэма гулко пронесся, отраженный бетонными стенами соседних зданий. Несколько секунд спустя темный и плотный призрак налетел словно с небес, и Стентсона схватили, поволокли прочь. Раздался негромкий глухой удар, все тот же голос Мелкого охнул, после чего Эрика уже вдвоем сбили с ног и придавили к полу. Младший Винчестер навалился на доктора Стентсона всем телом, заламывая руки. – Все, профессор Снейп, кончай! Бестия! – смешалось в общим свирепым шумом рычание младшего Винчестера. Кривясь от боли, Сэм сгреб в кулак густые Эриковы локоны и прижал его щекой к бетонной плите.
- Справишься с ним? – с трудом выдавил Дин, переводя дыхание. В ушах стоял звон, а кожа на лице горела, как от удара кнутом.
- Справлюсь, - буркнул младший.
Эрик прекратил сопротивление почти сразу, как только оказался на земле. Дин встал рядом, уперся руками в колени и устремил изучающий взгляд на чудовище. Эрик тоже смотрел на него снизу внезапно успокоившимися и утратившими лихорадочный блеск глазами. Изо рта у него тонкой струйкой стекала кровь. Стентсон сглотнул.
- Можете отваливать, я уже кончил, - проговорил он глухо и ухмыльнулся кривой улыбкой, показывая окрасившиеся в неприятный кровяной цвет клыки.
- Так это не наезд был, а петтинг? – съязвил старший Винчестер, не удержавшись от смешка. - А ну, как покуришь, и опять захочется?
Эрик в ответ не то хрипло засмеялся сквозь стон, не то застонал от нервического смеха, придавленный весом младшего Винчестера.
Где-то в конце улочки зазвучало цоканье каблуков. Сначала шаги были быстрые и твердые, потом замедлились и замерли вовсе. Дин прошел вперед и осторожно выглянул из-за колонны.
- О, ч-черт… - он скривился и тяжело выдохнул.
- Что там? – спросил Сэм.
- Кэт. Побежала… Сейчас на уши всех поставит… Нет, ну что за дьявол?! Стентсон, твою налево...
- К-Э-ЭТ! СТОЙ! – гаркнул, что было сил, Эрик, - Кэт услышала, остановилась. – Не выставляйте меня идиотом перед женой.
- Может, ей было бы полезно знать, что ты идиот? – спросил Дин.
- А она знает.
- Тогда я не знаю! – рявкнул охотник. – Тебе с какого башню снесло, пиявка гремучая?
- Я лучше по электронной почте полный перечень пришлю.
- Эрик…
Все трое смолкли, а Сэм, глядя на изящный силуэт, возникший посреди ночного переулка, как-то почти машинально выпустил из пальцев волосы Стентсона и слез с его спины, неясно краем сознания ощутив совершенно необъяснимое, но приятное покалывание в левой ладони.
Несколько секунд Кэтрин стояла в растерянности. На лице ее опять было выражение затравленного зверька, в чьих умненьких ясных глазах светится напряженная мысль. Потом серо-зеленые глаза ее стали меняться, зажигаясь какой-то недоброй искрой.
- Эрик… ты в крови…- произнесла Кэтрин, смотря то на Стентсона, то на Сэма и Дина.
- Ничего, маленькая… Сейчас разберемся, ты не пугайся, - Эрик вымучил улыбку и попытался подняться, но не смог. Ему хватило сил лишь сесть по-японски на колени. В такой позе он замер, прижимая одну руку к голове и закрыв глаза. Лицо его окаменело.
Кэт поспешно подошла, опустилась рядом и принялась рыться в карманах своей куртки, шурша и поблескивая черно-радужными чешуйками, словно волшебная змея.
- Господи… ну зачем же вы… - цедила она сквозь зубы и, отыскав платок, поднесла его к губам Стентсона, обняла свободной рукой Эрика за шею. Тот почти не шевельнулся, только успокаивающе коснулся ее колена. – Что здесь творится? – Кэт подняла глаза на Винчестеров.
- Мне самому кто бы растолковал, - отозвался Дин. Он отошел в сторону, в самую темь, и сел на высокий бетонный бордюр.
- Кто вы?
- Кэт… можно повременить с историей болезни? - с трудом проговорил Стентсон.
- Эрик, это все из-за крови, да? – спросил Дин из темноты.
- Нет, б***ь, из-за луны! – огрызнулся тот негромко. – Клыки и хвост вот-вот прорастут.
- На отсутствие клыков ты никогда не жаловался, - буркнул Сэм.
Эрик, прижимая ладонь к правому виску, в котором каждый удар пульса отдавался, будто удар молотком, медленно поднялся на ноги.
- Вы знаете, сколько процентов во мне человека, а сколько - животного? – голос Эрика становился непривычно бесцветным. Кэт при его словах воскликнула что-то неразборчивое полушепотом и отвернулась, нервозно теребя волосы.
Дин покачал головой:
- Нет, не знаю.
- Вот и я не знаю, - отозвался Стентсон. - И отклейтесь от меня оба хотя бы до завтра, у меня был тяжелый день!
Он обнял Кэтрин и сказал ей что-то на ухо, Кэт согласительно кивнула. Вместе они уже, было, отправились прочь, как вдруг Эрик споткнулся на полушаге. «Ч-черт…» - услышали Винчестеры, после чего Стентсон повалился на землю, утягивая за собой Кэт, пытавшуюся, если не удержать Эрика, то, хотя бы, не позволить ему удариться головой об асфальт. Кэт тоже упала.
- Меня прет от Лондона, а тебя, Сэм? – Дин покачал головой и переглянулся с младшим братом.
- Аналогично, - кивнул тот.
Винчестеры вскочили и подбежали к совершенно расстроенной Кэтрин. Она едва не плакала и силилась перевернуть Эрика на спину. Тот был в обмороке.
- Что с ним? – спросил Сэм, помогая Кэт подняться на ноги.
- Вы не видите, Сэм? – неожиданно резко ответила хрупкая девочка. – А вы, Дин, не видели, в каком он состоянии? Зачем вы с ним вообще сюда пошли?!
- Я хотел поговорить, - отвечал Дин, внимательно рассматривая фру Стентсон.
- А он хотел вам дать в морду! Простите, пожалуйста, за выражение...
- Он вам так и сказал в холле?
- Вы чего, издеваетесь? – воскликнула Кэт.
- Кэт, что с Эриком сегодня происходит? – повторил свой вопрос Сэм.
Кэт долго буравила его красивыми своими глазами, потом произнесла словно бы с усилием:
- Он только вечером вернулся из Упсалы, у него жутко разболелась голова, потом вся эта история, Брайан с простреленным плечом, в крови… - она запнулась на мгновение, словно сказала что-то не то, и поспешила продолжить: - Потом обнаружилось, что Сорренто под кайфом… со мной, за рулем, с пистолетом и под кайфом. Если бы не было вас, Дин, то по физиономии, с большой долей вероятности, получил бы Брайан. Я опасаюсь, что они здорово поругаются, когда оба придут в себя…
- Минуточку, - вмешался Дин. – А вот тот пункт про «в крови»… что вы имели ввиду?
Кэтрин сглотнула и несколько нахмурилась.
- Вы уже спрашивали у Эрика, - холодно произнесла Кэт с явственным напряжением. – Он вам ответил.
- Ладно…позже об этом поговорим, - ответил старший Винчестер тоже с холодком. – Найдите у него ключи и подгоните сюда машину. Тащить к врачу его все равно нельзя…

* Чтобы танцевать бамбу нужна пара сигарет… и немного травы… марихуаны… выше и выше… (исп.)
** букв. сучайший сын (исп.)
*** надо иметь смелость, досл. иметь много яиц (исп.)
**** твою мать… (исп.)
запись создана: 17.10.2010 в 16:01